«Земной рай» в большой долине

Ещё в Вашингтоне, задолго до поездки, мы прочитали в одном журнале, что в Аппалачах есть якобы нечто вроде «земного рая», долина, где журчат прозрачные речки, а склоны холмов покрыты кудрявыми рощами и пышными садами, деревья которых гнутся под тяжестью плодов. В журнале эту долину называли так, как именуют её в Западной Виргинии, — «Долина Шенандоа». На картах же она чаще обозначается просто «Большая долина». Нам предстоит пересечь её.

Позади остаётся Пидмонт — довольно правильно наклонённое плато, начинающееся небольшим обрывом у Береговых равнин и постепенно поднимающееся до 250 — 400 метров над уровнем моря. Обрыв этот, именуемый «линией водопадов» (текущие с Аппалачей реки образуют на всём протяжении этого обрыва водопады и стремнины), мы преодолеваем незаметно.

Нам с холма, перед спуском к реке Монокаси, отчётливо видны первые, всего полукилометровой высоты, хребты Аппалачских гор — Катоктйн и Южные.

Сквозь лёгкую туманную дымку их склоны кажутся синеватыми. Вероятно, поэтому все крайние восточные хребты Аппалачей и здесь и в более южных районах называют Голубыми горами.

В Большую долину мы спускаемся с Голубых гор в районе горы Хейгерстаун.

Чем дальше мы едем по Большой долине, тем больше убеждаемся, что природа ее и в самом деле красива и близка к описаниям, прочитанным нами в журнале.

Но мы видим и многое другое, о чём умалчивает автор статьи о «земном рае».

В обширных садах, сбегающих к берегу реки Потомак, не покладая рук трудятся мужчины, женщины и дети. Кто эти люди? Что-то не похожи они на преуспевающих фермеров, и трудятся сиги, видно, не на своей земле.

Встреченный нами прохожий скупо, как бы нехотя, отвечает на наши расспросы:

— Это имение «Тонолуэй». Тысячи долларов приносят здесь фруктовые сады. — И, заметив, что мы смотрим на работающих, добавляет: — Не этим людям, конечно. Они зарабатывают так мало, что им хватает только на пропитание. А мне вот не повезло. Взяли вместо меня «бродячего».

«Бродячими» в США называют временных рабочих, батраков, в поисках заработка передвигающихся по стране вместе с фронтом полевых работ.

Эти люди соглашаются работать за самую низкую плату, а иногда и просто за кров и питание. Так кочуют многие сотни тысяч человек.