Мамонтова пещера. Впечатления туриста. Обитатели пещеры.

Во время половодья, когда подымается протекающий вне пещеры Грин-Ривер, прибывают и воды в подземельях. Эхо и Лета (так называются реки пещеры), обыкновенно отделённые друг от друга сухим проходом, сливаются тогда в одно целое, и вода подымается так высоко, что доходит до потолка, и тогда невозможно переплыть эти реки. Казалось бы в пещере не может быть жизни, но в действительности это совсем не так.

Заглянув в воду, мы увидели при свете ламп маленьких рыб, не больше пескаря. Они смело подплывали к лодке, следуя за сиянием и радуясь, казалось, свету, которого они лишены в подземелье. Эти рыбки не принадлежат, впрочем, к настоящим обитателям Пещеры. Они попали сюда случайно вместе со струями воды, просочившейся снаружи. Совсем другого свойства были потомки тех существ, которые издавна уже поселились в водах подземного царства. К ним принадлежат рыба и рак. На берегу нам удалось поймать одного рака.

Свет фонаря, по-видимому, не производил на него никакого влияния, но когда трогали близ него воду, он начинал шевелить своими несоразмерно длинными усами. В местах, где следовало быть глазам, остались одни впадины, но самых глаз не было.

Отсутствие света в пещере задержало развитие органа зрения, но взамен этого слепые обитатели тем более упражняли чувство осязания, вследствие чего усики, щупальца и вообще все части тела, в которых по преимуществу сосредоточивается осязание, были очень развиты. Так, например, пещерные пауки снабжены весьма длинными конечностями. Когда к такому пауку подносили фонарь, то это его нисколько не тревожило. Но лишь только приближали к нему соломинку, не касаясь, однако, тела, то он беспокойно начинал шевелить длинными щупальцами и ногами.

К самым замечательным жителям пещеры принадлежит безглазая рыба. Лишённая органов зрения, она так чутка, что поймать ее довольно трудно. Малейшее движение, производимое в воде, уже пугает её. Франсис на другой день поймал при помощи сетки такую рыбу и принёс её нам. Глаз вовсе не было, и никаких наружных следов нельзя было обнаружить в том месте, где им следовало быть. Рыба, рак и все паукообразные в пещере были цвета изжелта-белого, походившего несколько на цвет соломы. Причина одноцветности заключается, конечно, также в отсутствии дневного света.