Эрозия и истощение почв прерий Северной Америки.

Чтобы расчистить место для посевов, американские фермеры на севере и плантаторы на юге сводили лес. С исчезновением лесов прекратилось естественное регулирование стока выпадавших осадков. Вода уж не впитывалась постепенно в землю, а после каждого дождя бурными потоками стекала по её поверхности, размывая почву, образуя рытвины и овраги.

В степных районах дело обстояло не лучше. С приходом европейских колонистов целинные степи начали быстро распахиваться. Почва эксплуатировалась, из года в год ей не давали отдыха. В результате её зернистая структура была разрушена. При высыхании на её поверхности образовывалась корка. Капли выпавшего дождя уж не впитывались почвой, земля была обычно твёрдая, пересохшая, и вода, быстро стекая по поверхности почвы, размывала её. Потоки воды как бы срезали верхний слои почвы. Затем ветер и воды подхватывали её, уносили с собой.

Эрозия и истощение почв увеличиваются в результате характерной для американского земледелия узкой специализации: фермерских хозяйств и целых районов на одной или немногих культурах. На юге такой монокультурой является хлопок, в центральной части США — кукуруза. К западу от кукурузного пояса расположены районы озимой и яровой пшеницы. Множество ферм специализируется также на табаке или на каком-либо сорте овощей.

Широкое распространение пропашных культур (кукурузы, хлопка, табака) приводит к тому, что междурядья рыхлятся несколько раз в лето. Это распыляет почву, ослабляя связь между её частицами. Повторяющиеся из года в год посевы пропашных культур на одних и тех же участках уничтожают структуру почвы, делают её пылевидной, и тем самым вызывают резкое усиление эрозии. Господство однолетних культур и отсутствие; плодосмена оставляют землю каждую зиму без всякого прикрытия. Между тем на значительной части территории Соединённых Штатов снег выпадает лишь ненадолго, и земля не промерзает, оставаясь таким образом во власти эрозии и зимой. Особенно широкие размеры всё это приняло в Аппалачах и в горных штатах.

Фермер при обработке земли нисколько не щадит её. Он не даёт полю отдохнуть хотя бы год и вообще не придерживается какой-нибудь рациональной плодосменной системы. Поле, пролежавшее год под чёрным или зелёным паром, в его глазах не что иное, как известное количество долларов, безвозвратно вылетевших из его кармана.

С какой быстротой уничтожается сейчас в Соединённых Штатах почва, показывает следующий факт. Американские почвоведы рядом экспериментов установили, что на плодородных землях центрального американского штата Миссури, — в том случае, когда они покрыты естественным травяным покровом степей, — слой почвы толщиной в 30 сантиметров был бы смыт эрозией не раньше, чем через сто тысяч лет.

Но если эту плодородную землю вспахать и из года в год засевать одной только культурой — кукурузой, то через тридцать, максимум пятьдесят лет она почти перестанет родить.

Фактически так и случилось в США.

В 1935 году при Министерстве сельского хозяйства США была создана Служба охраны почв, которая провела большую работу по обследованию земельных фондов страны. Работники этой организации составили научно обоснованные планы по предотвращению эрозии для обширных районов страны. Однако осуществить их удалось лишь примерно на одной трети обследованной площади. Дело в том, что далеко не у всех фермеров имеются средства, необходимые для проведения этих мероприятий. Эрозия почвы приобрела в Соединённых Штатах такие размеры, что поля США теряют ежегодно в результате эрозии в восемь раз больше питательных веществ, чем их уходит со всем снятым урожаем.

Из земель, поражённых эрозией, около 50 миллионов гектаров потеряло почти весь свой почвенный слой или же настолько изъедено оврагами, что больше не может быть использовано под посевы. Скажем для сравнения, что это значительно больше, чем, например, территория Японии, и почти в 10 раз превышает всю посевную площадь Японии.

Эти пространства, еще недавно славившиеся своим плодородием, превратились теперь в бесплодные «дурные земли». Около 170 миллионов гектаров, то есть почти пятая часть всей территории Соединённых Штатов, потеряло не меньше трёх четвертей верхнего, наиболее богатого перегноем слоя почвы и тоже быстро приближается к полному бесплодию. В обе эти категории входят главным образом земли, прежде использовавшиеся под посевы или под пастбища.

Кроме того, свыше 300 миллионов гектаров земли, то есть около двух пятых площади Соединённых Штатов, потеряло от четверти до трёх четвертей верхнего слоя почвы, и плодородие их заметно понизилось.

Под посевами в Соединённых Штатах теперь занято примерно 150 миллионов гектаров. Общая площадь земель США, потерявших не менее четверти верхнего слоя почвы в результате эрозии, вызванной неправильным ведением хозяйства, значительно больше площади всей Западной Европы или Индии. При этом с каждым годом эрозия захватывает всё новые пространства.

В США одно из первых мест по размерам эрозии и истощений почв занимает юг. Южные штаты США — это царство монокультуры хлопка.

Вот что произошло, например, с так называемыми прериями штата Техас. Ещё недавно это был один из главных хлопководческих округов Соединённых Штатов. Некогда земля здесь была густого чёрного Цвета, а сейчас она похожа на одеяло из чёрных, серых, бурых, жёлтых и даже белых лоскутов. Эрозия с ужасающей скоростью срезала здесь последовательно пласты почвы от чёрных плодородных глин наверху до белых известняков — сравнительно малопродуктивной подпочвы. Такие крупные перемены произошли в течение каких-нибудь сорока лет, прошедших с тех пор, как эта земля стала обрабатываться.

Основной ущерб нанесён здесь плоскостной водной эрозией, которая происходит почти незаметно. После каждого дождя с полей уносится часть наиболее плодородного верхнего слоя почвы.