Положение афроамериканцев США в IXX веке.

Из всех расовых проблем США проблема чернокожих жителей являлась бесспорно важнейшей уже потому, что афроамериканцы составляют свыше трех четвертей «цветного» населения на основной территории США. О том, чтобы с этой проблемой можно было покончить, «покончивши» с самими афроамериканцами (как это долгое время принималось по отношению к индейцам), нечего и думать.

Равным образом оставлены были и всякие разговоры о разрешении этой проблемы путём высылки афромериканцев обратно в Африку. Темнокожее население в качестве рабочей силы играет в настоящее время настолько существенную роль не только в сельском хозяйстве Юга, но и во многих отраслях промышленности, что расстаться с ним не желают даже самые рьяные реакционеры и расисты.

Начавшийся со второго десятилетия прошлого века «исход» афроамериканцев из сельских местностей Юга в крупные промышленные города Севера сопровождался и распространением среди белого населения Севера «южного» отношения к афроамериканцам. При этом очень важно отметить, что обнаруживаемые чернокожими очень большие способности в области техники, искусства в условиях современных экономических отношений обостряют проблему.

С момента освобождения афроамериканцев «расовый вопрос» на Юге США не только не был разрешён, но во многих отношениях даже обострился. Что делать со вчерашними рабами? В таком виде предстала эта проблема перед правительством США на другой день после освобождения темнокожих из рабства. Их было свыше 4 миллионов, то есть во много раз больше, чем индейцев. Их положение во многих отношениях было ещё тяжелее, а отношение со стороны белых к ним, как к вчерашним рабам, было ещё хуже, чем к индейцам.

В 1865 году после двухлетних споров в конгрессе было учреждено особое бюро по делам помощи освобождённым рабам под руководством генерала Оливера Говарда. Бюро это назвали «мостиком из рабства в свободу». Однако средства и возможности этого бюро были крайне ограничены, и о том, чтобы осуществить среди освобожденных рабов популярную в то время программу — дать каждому «40 акров и мула», — нечего было и думать.

Суть дела была в том, что афроамериканцев освободили без земли, а в распоряжении бюро было всего 800 тысяч акров. Кроме того, Юг был против этого бюро, а Север поддерживал его половинчато, пока, наконец, в 1872 году оно было окончательно прикрыто, павши жертвой компромисса, заключённого между плантаторами Юга и капиталистами Севера за счёт освобождённых рабов.

В том же 1872 году была объявлена амнистия восставшим южанам вопреки предупреждениям о том, что нация должна сначала воздать должное освобожденным рабам, а затем уже проявлять великодушие к бунтовщикам-рабовладельцам.

В 1876 году было заключено окончательное соглашение, по которому южные плантаторы прекратили всякое сопротивление мероприятиям северян, но зато фактически восстановили свои права над бывшими рабами.

Суть сделки между капиталистами Севера и плантаторами Юга состояла в том, что южанам было позволено снова поработить чернокожих любыми способами, какие только они пожелали применить, включая насилие и обман, лишь бы только при этом была соблюдена хоть видимость законности. После этого Юг согласился стоять заодно с Севером в политике индустриализации, которую проводила на Юге промышленная олигархия Севера. И уже в начале 1877 года проблема чернокожих считалась «разрешённой».

Принимавшиеся конгрессом в пользу афроамериканцев поправки к конституции ничем не помогли, так как ряд решений верховного суда свёл эти поправки к нулю. Демократическая партия и её местные филиалы в штатах Юга, а также организации образовавшегося в это время ку-клукс-клана работали с исключительной энергией.

Афроамериканцев фактически лишили гражданских прав. Вслед за правом голоса у них отняли и другие права. По всей линии провели сегрегацию (то есть отделение) чёрных от белых.

Конгресс относился ко всему этому совершенно пассивно по той простой причине, что в своём подавляющем большинстве был согласен с этим.

Даже наиболее прогрессивные из президентов США ограничивались сожалением по поводу возмутительных случаев линчевания и умывали руки.

Переселение афроамериканцев в промышленные города Севера сдерживалось протестами, разжигавшимися черносотенной прессой. Но на Юге, куда иммиграция из Европы не шла, индустриализация не могла быть проведена без участия темнокожего населения. Таким образом, и на текстильных фабриках Юга, и на его металлургических заводах появились темнокожие рабочие. Затем на Юге в результате просветительного движения среди афроамериканцев, осуществлявшегося под руководством Букера Вашингтона, сильно выросло число образованных темнокожих.

Появилась афроамериканская интеллигенция: учителя, адвокаты, писатели. Афроамериканцы старались применить свои силы в тех профессиях, которые менее всего у них оспаривались. В основном афроамериканская интеллигенция работала среди темнокожего же населения. Но по мере того как бывшие рабы стали приобретать квалификацию, преследования их всё более и более усиливались.

С развитием промышленности среди белого населения Юга вопрос темнокожего населения стал принимать всё большее политическое значение. Господствующие классы Юга стали «крепче завинчивать винт». Направленные против афроамериканцев ограничения, которые раньше были только фактическими, теперь стали облекаться в законодательные формы. Фактический джим-кроизм кристаллизовался в суровую систему конституционной и законодательной дискриминации.

Вместе с тем за последнее десятилетие XIX века число линчеваний заметно увеличилось (до 166 в год в среднем).