Коста-Рика. Население и хозяйственная деятельность.

На Центральном плоскогорье живёт до трёх четвертей всего населения страны. Это главным образом креолы — потомки испанских колонистов, поселившихся здесь два-три века назад. Между тем плоскогорье не занимает и 15 процентов территории Коста-Рики. В прошлом этот район был покрыт дремучими лесами. К настоящему времени в результате быстрого заселения они вырублены и земли распаханы. Здесь выращивается «золотое зерно» Коста-Рики — кофе.

«Богатый берег» обманул ожидания испанских завоевателей, Переселившиеся сюда в XVI веке первые колонисты из Испании не нашли тут ни золота, ни драгоценных камней.

Даже занятие земледелием, казалось, не обещало им больших барышей.

Индейцы, населявшие страну, жили главным образом охотой и сбором дикорастущих плодов. Попытки испанцев организовать так называемые «асьендос», то есть крупные хозяйства, где земля обрабатывалась бы трудом закрепощённых индейцев, не увенчались успехом.

Непосильный труд и завезённые в страну эпидемические заболевания привели к тому, что индейское население оказалось почти полностью вымершим. Оставшиеся в живых ушли в леса на юг тихоокеанского побережья.

Испанцы, поселившиеся в долинах и по склонам плато, вынуждены были сами обрабатывать свои поля.

В 1796 году произошло событие, сыгравшее большую роль в истории страны. В Коста-Рику было завезено первое кофейное дерево. Пористые, богатые органическими веществами вулканические почвы Центрального плато оказались благоприятными для этой культуры.

Кофейное дерево, впрочем, обогатило лишь горстку местных плантаторов, большинству же трудящихся-костариканцев оно принесло нищету и разорение. Как раз в «кофейном» районе Центрального плоскогорья жители вскоре оказались в самом бедственном положении.

Больше половины крестьян владеет здесь наделами земли менее одного гектара. Доход от продажи выращенного кофе слишком мал, чтобы прокормить семью. Поэтому почти все крестьяне вынуждены часть года работать на плантациях помещиков и в кулацких хозяйствах, залезать в долги.

Не только сбор кофе, но и обработка земли, подрезка деревьев, уничтожение сорняков производятся вручную. Дешёвый рабочий труд обеспечивает владельцам плантаций высокие прибыли и без применения машин. Посадка кустов, внесение удобрений, соскрёбывание со стволов вредных грибков обычно поручаются женщинам, получающим за день работы несколько мелких монет.

Значительная часть крестьян и батраков, работающих на кофейных плантациях, страдает от систематического недоедания. Продукты питания обходятся очень дорого, а занимать землю под зерновые или под какие-либо другие культуры, кроме кофе, во многих районах не разрешается. Только в более высоких районах плоскогорья и в долинах рек имеются небольшие плантации сахарного тростника, посевы пшеницы, кукурузы, картофеля. Но они, разумеется, не могут обеспечить продовольствием всё население.

Даже кукуруза и бобы, основные продукты питания костариканцев, не говоря о других продовольственных культурах, ввозятся в страну из Соединённых Штатов Америки и Мексики.

Города Центрального плоскогорья очень похожи один на другой. В центре — площадь, где находятся школа, церковь, гостиница.

Дома здесь строятся очень низкие: они лучше противостоят землетрясениям, которые в Коста-Рике довольно часты. Самое высокое здание в Сан-Хосе — гостиница «Гранд Отель» — имеет пять этажей. Крыши зданий нависают над тротуарами, защищая пешеходов от дождя и солнца. Дома бедняков обычно не имеют фундамента, поэтому в квартирах очень сыро, тем более что они никогда не отапливаются.

Селения и маленькие города застроены глинобитными мазанками с земляными полами. К домику примыкает терраска, опирающаяся на стволы срубленных деревьев. С её карнизов свисают орхидеи и папоротники, растущие в горшках. Во дворе у каждого костариканца стоит цементное или каменное корыто — «пила» — для стирки белья.

Земледельцы часто живут на участке хозяина, в лачугах, наскоро сколоченных из широких досок. Незастеклённые окна на ночь закрываются пальмовыми листьями или досками, чтобы не проникал холодный ночной воздух.

Очень часто в такой хибарке, разгороженной на две-три части, живёт несколько семей. Огонь разводят в очаге, основанием которого служат земляной пол или несколько камней.

Рабочие и городская беднота ютятся в однокомнатных лачугах «пиессас», кварталы которых расположены на окраинах городов, часто вдоль линии железной дороги. Эти лачуги — собственность какого-нибудь городского богача или крупного чиновника, извлекающего из них большие барыши.

В конце XIX и начале XX века на болотистых низменностях Карибского побережья, покрытых непроходимыми дебрями, американская «Юнайтед фрут компани» создала своего рода «банановые фабрики». Для расчистки тропического леса, посадки деревьев и транспортировки фруктов плантаторы-американцы вывезли сюда около двадцати тысяч негров с острова Ямайка, где они составляют большую часть населения. Потомки этих негров в основном заселяют сейчас Карибское побережье. Их жалкие хижины почти не изменились за прошедшие полвека, разве стали более ветхими.

Костариканцы доверчиво встретили представителей компании, начавших освоение девственных лесов и прокладку железных дорог.

Но уже через несколько лет «Юнайтед фрут» превратилась в полновластного хозяина страны.

Компания в своих интересах сменяет правительства, организует военные перевороты, диктует законы.

Бессменная посадка бананов на одних и тех же землях истощила почвы, и растения заразились так называемой панамской болезнью. Урожаи бананов катастрофически уменьшились.

В лесах тихоокеанского побережья влачат жалкое существование остатки коренного населения страны — индейцев. Подобно резервациям в США, для них отведены отдалённые районы густых тропических лесов. В бассейне реки Тарире, близ панамской границы, расселены остатки племён таламанка, бри-бри, кабекар. На реке Рио-Гранде-де-Таррарба находится деревня Борука, где живёт несколько сот индейцев — потомков сильного и воинственного, племени борука. Они сохранили самобытный уклад жизни и, хотя многие из них знают испанский язык, упорно держатся за своё наречие.

На севере, в бассейне реки Фрио, расположена резервация племени гуатусо. Жалкие хижины из пальмовых листьев скорее напоминают навесы. У индейцев нет никаких домашних животных, а земледельческая культура находится в самом первобытном состоянии.