В мангровых зарослях Бразилии.

В окрестностях города Ресифи мангровые растут теперь только в виде кустарников, так как большие деревья издавна вырубаются. Их твердая древесина используется в столярном деле, а кора содержит до 40 процентов дубильного вещества. Для натуралиста мангровые особенно интересны.

Эти растения являются «живородящими». Как странно, подумают многие, переносить такое выражение из мира животных на растительный мир. Но это именно так.

Плод мангровых деревьев имеет вид маленькой зеленой груши, и в нем развивается из семени зародыш еще тогда, когда плод находится на дереве. Зародыш развивает особый орган, которым он высасывает из плода пищу. Постепенно зародыш у мангровых становится все больше, вытягивается в длину, пробивается сквозь плод и, наконец, свешивается из плода, как толстый стручок фасоли, длиной 40 см. Стручок этот и является зародышем молодого растения, довольно тяжелым и снизу острым.

Приходит время, когда плод не может больше держать его. Зародыш падает в воду, вонзается в дно, чему способствуют его вес и форма.

Таким образом, несмотря на то, что мангровые стоят в воде, семя их достигает грунта. Уже после нескольких часов молодое растение закрепляется в грунте выбивающимися боковыми корнями и после этого не может быть смытым.

В окрестностях городов Ресифи и Сантуса высокорастущие мангровые деревья встречаются только местами. Но на других, участках берега лес сохранился лучше. Так, в устье рек на илистых почвах растут огромные мангровые деревья. Морская вода проникает в устье рек, поднимая и опуская с приливом и отливом также речную воду.

Я плыл по темной воде в челне. Высоко над головой смыкались кроны мощных деревьев, а под лучами солнца среди спутанных ветвей сверкали ярко-зеленые и серебристые листья. Мощные стволы деревьев стояли на своих корнях, как на высоких сваях.

Корни были желтыми до резко очерченной горизонтально» линии, указывающей на высоту уровня воды во время прилива. Выше этой линии корни имели серый цвет. Проникавшие сверху солнечные лучи ярко выделяли отдельные стволы и сучья. Местами стволы и ветви совсем утопали в свету. Крупные овальные, ярко-зеленые листья мангровых так экономно распределены по ветвям, что видна до тончайших деталей архитектура всего дерева.

Медленно подвигался челн вперед. Здесь и там плавали подобно зеленым тарелкам листья виктории. Где решетка свай мангровых деревьев отступала, чтобы дать свободу тихой бухте, там густо размножались листья эйхорнии. Эти очень многочисленные в Бразилии водные растения имеют ярко-синие или белые цветы. У эйхорнии интересны бледные вспученные черешки, на которых сидят толстые листья. Черешки в своей рыхлой ткани содержат воздух, необходимый растению для дыхания, и, кроме того, являются плавательными пузырями, поддерживающими на поверхности воды листья.

Дальше полог мангровых сомкнулся теснее, темнее стало на воде. От времени до времени налетали стаи летучих мышей, охотившихся на рыб. Они бесшумно кружились над рекой и садились на беспорядочно разбросанные над водой корни деревьев. На берегу сопровождали нас 2 — 3 зимородка, поднимаясь, когда челн приближался, при этом крылья их вспыхивали сине-зеленым цветом, и садясь опять далее впереди. Однажды увидел я также большого королевского рыболова, поразившего меня своим светло-серым оперением с белым «воротником».

Временами были слышны звуки, похожие на звуки флейты. Когда они умолкли, я увидел, что это были кассики — птицы величиной почти с галку, которые пролетели над водой. Среди черных перьев поблескивали желтые, как золото.

Внезапно один из спутников указал на крону дерева, где прямо наверху тихо и неподвижно, словно вытесанный из камня, сидел серый зверь, величиной с кошку. Половина его длинного хвоста намоталась вокруг ветви дерева. Это была большая древесная ящерица Бразилии, легуан, называемая «бразильским хамелеоном».

Вскоре показались другие большие рептилии тропиков. Уже издали я увидел на песчаной отмели предмет, который принял за старый прогнивший СТВОЛ дерева. Внезапно этот предмет соскользнул в воду. Это был кайман — крокодил, который называется бразильским жакаре. Тут же с противоположной стороны молниеносно устремился в воду другой кайман. Но одного зверя, метра 4 длиной, что для бразильского крокодила немало, мы заметили издалека, и когда бесшумно обогнули выступавший помост корней, то смогли разглядеть его получше. Кайман казался спящим, и только после ружейного выстрела моих спутников он поднял голову вверх, повернул массивное тело и исчез в потоке прямо перед нами. Меня поразило неосторожное поведение зверя, потому что на Цейлоне я никогда не встречал крокодила, который не направил бы голову к воде, чтобы при приближении людей тотчас исчезнуть.

Кайман нападает на человека, главным образом лишь защищая свое потомство. Зверь строит себе гнездо из растительных остатков, гниение которых вызывает повышение температуры. Благодаря этому яйцо крокодила «высиживается» само. В тех случаях, когда американские крокодилы яростно нападали на человека, почти всегда оказывалось, что это были родители, заботившиеся о своем потомстве. Естественно, что нападает на человека также крокодил, загнанный в тупик при преследовании.