Рио-де-Жанейро.

Рио-де-Жанейро бразильцы (о себе они говорят — бразилеро) называют просто «Рио». Уто — большой торговый и промышленный город, крупнейший порт страны.

Рио-де-Жанейро в виде мелкого укрепления был основан в 1555 году французскими гугенотами. В 1567 году они были изгнаны португальскими колонизаторами, захватившими в ту пору уже большие территории на материке Южной Америки. С 1762 года Рио-де-Жанейро был объявлен столицей Бразилии. Полное его название — Сан-Себастьян-до-Рио-де-Жанейро.

Любопытна история этого названия. Экспедиция Америго Веспуччи 1 января 1501 года вошла в бухту Гуанабару, которую приняла за устье большой реки. В честь даты открытия ее назвали Январская река (по-португальски рио — река, жанейро — январь). Возникший впоследствии укрепленный городок Сан-Себастьян, в отличие от других Сан-Себастьянов, получил приставку имени бухты, на берегу которой был построен.

Местонахождение Рио необычайно живописно. Он лежит огромным полукольцом на берегу Атлантического океана и (большая часть города) по берегу бухты Гуанабары, глубоко и прихотливо врезающейся в материк. За широкой полосой побережья возвышается гора Корковаду (в переводе это значит — горбун). Ее высота 710 метров. Город почти окружает ее. Склоны горы покрыты тропическим вечнозеленым лесом, Рио находится близ южного тропика. Кое-где видны ярко-красные, розовые, оранжевые, пестрые скалы. В сочетании с синевой океана, изрезанными берегами залива, зеленью лесов они придают очень нарядный вид пейзажу. Особенно красиво раскрывается картина города со стороны океана, когда корабль входит в бухту и перед впервые прибывшим путешественником возникают острова, вырастает причудливая Пан-д'Асукар (сахарная голова), в зеркальной глади Гуанабары отражаются зеленые горы, местами разукрашенные яркими пятнами цветущих деревьев, вдоль набережных теснятся светлые здания и одно за другим взбегают широким амфитеатром на склоны Корковадо, а по берегам залива и в гуще домов виднеются изящные кроны пальм, тогда действительно убеждаешься, как щедра природа в украшении этого уголка. Созерцание этой картины заставляет согласиться с тем названием, которым бразильцы именуют Рио («сидаде маравильоза» — прекраснейший город).

Ночью город очень ярко освещен, особенно в центральных торговых частях, где к огням уличных фонарей добавляются огни неисчислимых реклам кино, ресторанов, торговых фирм, банков. В некоторых местах уличные фонари кажутся желтыми и тусклыми в сравнении с ослепляющим светом реклам. После полуночи начинают гаснуть рекламы, и город постепенно погружается во мрак черной тропической ночи.

В начале прошлого столетия (в 1808 году) во всей Бразилии было всего 2400 тысяч человек, теперь же только в Рио-де-Жанейро свыше 2 миллионов жителей (2940 тысяч по оценке 1957 года).

На улицах всегда большое оживление. Вот главная артерия столицы — Авенида Рио-Бранко. Здесь ведущие торговые фирмы, банки, магазины, рестораны и кафе, кино. Проходишь по улице, и поражает огромное количество праздношатающихся нарядно одетых мужчин и женщин. Они наполняют рестораны, бары, кафе, кино. Редко-редко увидишь человека, который спешит по делу с портфелем или с пакетом. Двери кафе и баров открыты, часть столиков вынесена на улицу. Здесь, за бокалом пива со льдом или крохотной чашечкой обжигающего рот кофе, болтают молодые люди, шепчутся молодые щеголихи (на счету их родителей числятся, вероятно, достаточно кругленькие суммы продолжающих расти капиталов), молчаливо читают газеты биржевики.

Между столиками шныряют черномазые босоногие ребята и ищут случая почистить кому-либо ботинки. Пока «клиент» пьет пиво, малолетний чистильщик наводит блеск на его обувь, справляясь с этой задачей даже под столом. Бразилеро, не глядя на него, швыряет ему пару сантавосов на пол. Мальчишка хватает их и устремляется к только что вошедшей в бар компании. Их ботинки только слегка запылены, но чистильщик уже сидит на корточках и орудует щетками. У него только пара щеток и на всякий случай баночка мази за пазухой. Его занятие чисткой обуви —замаскированное нищенство. На протянутую за милостыней руку здесь никто не обратит внимания, и тысячи таких мальчишек этим способом начинают свой трудовой жизненный путь.

Здесь на скалах или на голых глинистых площадках в беспорядке разбросаны фавеллы — жилища, слепленные из камней, сколоченные из старых ящиков, обрывков железа, кусков фанеры, остатков автомобильных кузовов и фургонов. Здесь нет ни водопровода, ни электричества. Ночью здесь царит мрак, в дождь непроходимая грязь и потоки мутной воды. А всего в нескольких сотнях метров сверкают рекламы и тысячи огней американского города.

На благоустройство центральной части города для придания ему шика, долженствующего поражать туристов, посещающих «сидаде маравильоза», правительство расходует большие средства из национального бюджета.

По официальным бразильским данным, в среднем по стране в 1940 году на душу населения израсходовано 5,7 доллара, в городе же Рио-де-Жанейро — 116,7 доллара. А в штате Минас-Жераие, с его почти семью миллионами населения всего 0,3 доллара.

Таким образом, забота правительства о благоустройстве огромных масс населения выражается в сумме 30 центов, то есть стоимости двух пачек посредственных сигарет.