В Андах Колумбии.

Статья написана по материалам четвертого путешествия (1880—1881) француза Жюля Крево, одного из крупных исследователей экваториальной Америки.

Мы с трудом добрались до селения Нейвы в самых верховьях Магдалены.

Дальше обмелевшая река была уже недоступна для пароходства. 6 октября я выехал из Нейвы на восток через восточную цепь Анд к верховьям Гуавьяре. Это один из крупнейших притоков Ориноко, еще никем не исследованный. Со мной едут трое спутников.

Мы выступаем на мулах в сопровождении трех проводников. На другой день едва заметная тропинка приводит нас в глубь лесистых гор.

Ветки деревьев цепляются за нашу одежду и нередко царапают лицо. Мы то поднимаемся почти по отвесному склону, то сползаем по обрывам.

Иногда тропинка пробегает сквозь чащу из непривычных для европейца растений. Мы видим индейские смоковницы гигантских размеров, мимозы, кусты агавы с мясистой листвой, покрытой иглами, колючие опунции и приземистые кактусы с острыми шипами и крупными розовыми цветами. Все это составляет самый причудливый и самый колючий лес, какой только можно себе представить.

Несколько дней мы проводим в небольшом поселке, около плантаций хинного дерева. Оно же растет в диком состоянии по окрестным лесам. С этих деревьев снимают кору, идущую на выработку хинина.

Вот перед нами открывается перевал через Анды. Скалы и деревья сверху донизу опутаны множеством растений-эпифитов с продолговатой листвой. Сероватой окраской они напоминают наши лишайники.

Целый ряд других кустов и деревьев замечателен тем, что их можно встретить только здесь на склонах Анд.

Громадные лесные гиганты несут на своих мощных стволах целые сети из разнообразных лиан. Рядом с высокими пальмами древовидные папоротники в 8 — 9 метров поднимают кверху свою богатую листву.

Мы идем как будто по какому-то чудесному саду. Зато птиц и животных почти не видно, и в лесу стоит тишина. Только иногда хрустнет под ногой сухая ветка, или многоголосое эхо издалека донесет глухой удар от падения дерева.

Мелкие ручейки, сбегая с горных уступов, пересекают тропинки. Местами сквозь редкие просветы в зеленой листве открывается вид на окрестности — голубые хребты соседних гор. Их зубцы кажутся совсем близкими, но это только обман зрения, обычный в горах.

На высоте 1300 метров попадается «ранчо» — убогий навес на столбах, где искатели хинной коры останавливаются на отдых и •ночевку. В момент нашего прихода несколько человек из них сидели под этим навесом, готовясь жарить только что убитую обезьяну. У всех у них были ружья, которые необходимы в этих краях не только для охоты, но особенно, для защиты от ягуаров, во множестве населяющих здешние леса.

С рассветом мы взбираемся на довольно высокую гору по невероятно крутой тропинке. Это одно из самых диких мест, которые я когда-либо видел в Америке. Если бы не тропинка, то можно было подумать, что человек здесь никогда и не появлялся.

В полдень мы достигаем одной из вершин Анд высотой около 1900 метров. Температура равна всего лишь 18°С. Горные потоки несут свои воды уже в Ориноко. По восточному склону хребта тянется ряд лесистых холмов. Они понижаются уступами и уходят в бесконечную даль. Прямо под нами застлана туманом бесконечная, слегка волнистая равнина, покрытая девственным лесом. По ней проходят несколько темных линий, указывающих на русла рек. Где-то там внизу течет и Гуавьяре.

Мы быстро спускаемся к «ранчо» и устраиваем там привал. Затем из лесной чащи мы попадаем в густые заросли громадного бамбука. Сырая почва сплошь покрыта гигантским плауном высотой сантиметров 30.

Дальнейший спуск приводит нас в, новые, труднопроходимые, травяные заросли невиданной высоты, в которых совершенно исчезают и животные, и всадники. В них ничего не видно, кроме желтоватых стеблей. Поэтому мы вскоре теряем верное направление и не знаем, как пробраться к реке. К счастью, нас выручает высохшее русло маленького притока Гуавьяре. Здесь эта река, уже довольно значительная, быстро течет двумя рукавами метров по 80 шириной и глубиной в рост человека. Гуавьяре богата порогами, так как во многих местах протекает по каменистому руслу.