Пуна. Продолжение путешествия.

Разреженный воздух пуны заставляет нас ощущать горную болезнь. Только несколько человек в вагоне остаются совершенно здоровыми, остальные чувствуют себя весьма плохо. Между последними находился и я, когда поезд подходил к станции Винкокая. самой высокой железнодорожной станции на свете. Винкокая стоит на высоте 4375 метров, но это еще не. Перевал. Поезд поднимается еще немного, и через несколько минут мы достигаем перевала, находящегося на высоте 4470 метров. Здесь вечный ветер, метель, в то время, когда солнце стоит в зените. Только сложенное из серых камней жилище дает приют индейскому семейству, которое смотрит за полотном дороги. Наконец, поезд развивает скорость, и мы спускаемся вниз по весьма, впрочем, незаметному наклону.

Все глухо, мертво, холодно, тяжело. Толпящиеся в беспорядке возвышенности заслоняют теперь горизонт.

Заходящее солнце едва изменяет грубый бурый цвет гор. Но вот поворот, горы расступаются широким кругом, и гладкое, как стекло, блестит широкое зеркало озера между пологими берегами, и только эту как будто застывшую и замерзшую кристальную воду заходящее солнце окрашивает в нежный розовый цвет.

По краям озера ни малейшего всплеска, ни малейшего признака жизни в воде.

Вода у берегов покрыта уже тончайшим слоем льда, на котором смутно переливаются цвета радуги. Как только солнечные лучи ослабли, мороз берет свое, не дожидаясь, чтобы солнце скрылось совсем за горизонтом.

В продолжение четверти часа мы огибаем это большое озеро, и, пока солнце садится, пленка льда быстро растет, завоевывая поверхность точно умершего озера. За ночь, вероятно, все озеро покроется тонким слоем льда, но едва встанет солнце и бросит на него сноп своих лучей, как лед быстро растает. Это озеро расположено на высоте — 4270 метров.

В полночь мы прибыли в город Пуно — один из самых старых городов, основанных испанцами, расположенный на равнине по отлогому скату хребта, в километре расстояния от маленького заливчика озера Титикака.

Во время испанского владычества это был большой город, один из главных пунктов добычи серебра. Почти у ворот города и теперь еще виднеются остатки шахт.

И до сих пор кое-где добывают серебро, но в сравнительно небольшом количестве. Серебро вывозят отсюда уже только пригоршнями.

Но ни одни только минеральные богатства окрестностей были пречиной прежнего процветания города Пуно. Несмотря на безотрадную пустынность общего характера здешней природы эта пустыня находится все-таки под тропическим солнцем. Достаточно, чтобы какая-нибудь долина была защищена заслоном от влияния холодного и сухого ветра, чтобы на ней могла произрастать богатая травяная растительность и даже картофель ячмень и своеобразный нагорный маис.

Огромное озеро Титикака доставляет влагу своим ближайшим окрестностям, и по берегам его, между выступающих скалистых кряжей там и сям ярко зеленеют долинки, дающие обильный корм скоту. Вот и перед городом Пуно, между последними его домами и заливчиком, раскинулся изумрудный травяной ковер по которому разбросаны черные фигуры тучных дородных быков

Пространства этих оазисов очень ограничены, трава их малорослая, но зато очень густа, как бархат, и круглый год одинаково зелена. Такая трава никогда совершенно полностью не съедается и не вытаптывается скотом.

Здесь почти круглый год бывает утром мороз, несмотря даже на умеряющее влияние паров озера Титикака. Но ежедневно слабый мороз вдруг разгоняется лучами тропического солнца и завянувшая на минуту трава снова выпрямляется и растет с неимоверной энергией, точно мороз служит для нее стимулом. Возможность откармливать рогатый скот в окрестностях озера Титикака представляет благоприятное обстоятельство для жизни человека в высоко расположенных районах Кордильер