Серебряная гора. История открытия богатейшего месторождения

В недрах Анд скрыты огромные богатства многих видов полезных ископаемых: серебра, олова, меди, вольфрама, платины, сурьмы, ванадия, натровой селитры и др. Разработка этих руд приносит колоссальные прибыли иностранным горнодобывающим компаниям, до сих пор являющимся почти полными хозяевами месторождений..

В середине XVI века испанцы, вторгшиеся в империю инков, узнали от своих индейских друзей и врагов о легендарной горе серебра — Потоси. Они долго прокладывали к ней дорогу в горах, подгоняемые мечтами о несметном богатстве. Когда же они добрались до Потоси, то не нашли здесь почти никаких признаков жизни. Они стояли на сереброносной земле, но серебра найти не могли, искали блестящий металл, но нашли только серый камень.

Горько разочаровавшись, испанцы собирались уже в обратный путь, когда к ним подошел индеец-пастух. В его протянутой руке блестели крупинки белого металла, священного металла древней империи инков.

Серебро, чистое серебро.

У пастуха на склонах таинственной горы заблудилась овца. Он искал ее до поздней ночи. Усталый и продрогший, пастух поджег сухой куст, чтобы защищаться от ночного мороза. Наутро он нашел между корнями чистое серебро, выплавленное из руды жаром горящего куста.

Хуан де Вильяроэль, хозяин пастуха, стал первым владельцем самого богатого серебряного рудника всех времен и стран. Ему уже больше ничего не было нужно, чтобы стать испанским вице-королем в Новом Свете и получить от испанского короля высокое звание «открывателя и основателя».

Не прошло и года, как Хуан де Вильяроэль привел к горе Потоси 170 испанских авантюристов с тремя тысячами индейцев. Они основали новый город и вонзили заступы в бок горы.

Через восемнадцать месяцев в Потоси было уже 2500 домов, в которых жило 14000 человек.

Через четверть века город серебра уже населяло 120000 жителей. В то время на всем Западном полушарии не было города крупнее. Северная Америка была еще покрыта девственными лесами, в которые не осмеливался вступить белый человек. Знаменитая Лима, резиденция вице-короля, была лишь холодным месяцем по сравнению с потосийским солнцем. Париж, Лондон, Рим,и родная Севилья могли только бледнеть от зависти, оставаясь далеко позади за молодым Потоси по количеству набожности и безудержной прихотливости его жителей.

Город неграмотных миллионеров привлек в течение нескольких лет армию архитекторов, скульпторов, художников и поэтов, ремесленников и банкиров, азартных игроков со всех концов мира. Город рос, рос жадно, бурно, стихийно в сердце суровых гор на высоте свыше 4000 метров над уровнем моря, рос на спинах лам и горняков.

Потоси, балуемый Старым и Новым Светом, утопал в великолепии и роскоши. Не хватало там только одного, а именно рабочих рук. Владельцы рудников устраивали охоты на индейцев по всему материку, лишая населения целые области до далеких берегов Венесуэлы. Но массы рабов таяли в руках испанцев, как весенний снег. Они тысячами умирали, отравляясь ртутными испарениями. На работы в глубине горы Потоси индейцы отправлялись на пять лет. На долгих, бесконечных пять лет, когда они почти не видели солнца, которому издавна поклонялись как источнику жизни, как своему высшему божеству, как отцу своих добрых владык.

Жилища рабов, их больницы и кладбища находились под землей. Из тысячи загнанных в оковах в серебряное подземелье 800_умирало уже в течение первого года. Те же немногие, которым доводилось пережить ужасы пятилетнего рабства, умирали вскоре после освобождения. Еще в шестнадцатом веке утвердился обычай, по которому индейцы, прежде чем отправиться на Серебряную гору смерти, завещали свое имущество близким. Родственники уже устраивали на прощание тризну.

Испанские владыки, покорившие Новый Свет мечом и крестом, меньше всего печалились о человеческой жизни. Серебро представляло ценность. Серебра жаждали владельцы рудников, серебро меняло лицо Перу, к серебру тянулись руки испанских королей. Пятая доля, поступавшая в королевскую казну, уже к 1593 году принесла ей головокружительную сумму в четыреста миллионов серебряных песо. Серебра из Потоси ожидала, как исцеляющего средства от всех недугов, вся Европа, когда иссякли ее собственные ресурсы.

Достаточно только взглянуть на цифры, чтобы убедиться в страшной власти серебра, веками лившегося из горы Потоси, чтобы разлиться по свету и изменить судьбы народов.

За вторую половину шестнадцатого века испанцы переправили из Потоси в Испанию всего 7 175 223 килограммов серебра. Для его перевозки в настоящее время потребовалось бы двадцать четыре состава из тридцати вагонов грузоподъемностью в десять тонн каждый. Но это было далеко не все, что испанцам удалось выжать из горы Потоси.

Целых триста лет «вернейший город короля» жил иллюзией, что Потоси останется богатой горой до конца света. Гора же так не думала, она намекала на то, что запасы ограничены, уже в семнадцатом веке. Гора начала приостанавливать поток драгоценного металла, лившийся из бездонных колодцев. Но потом вдруг дала необыкновенно богатые и мощные залежи руды. Когда горняки докопались до конца залежи, в Потоси не было человека, который не верил бы, что Серебряная гора готовит новые сюрпризы.

Для потосийцев она готовила только один сюрприз. В него поверили, когда через триста лет поток серебра начал заметно из года в год высыхать. Город начал тускнеть, ветшать.

Начало двадцатого века снова встряхнуло обветшавший город. Европейский и американский капитал предчувствовал военную конъюнктуру. Новые источники олова и свинца разыскивались по всему миру. Вместе с породой из потосийских рудников выбрасывались тысячи тоня когда-то не имевшей цены руды, содержащей до шестидесяти процентов чистого олова.

Потоси восстал из мертвых. На его улицах появились новые люди. У них была другая одежда и другое оружие, они говорили на другом языке, но их цель в конечном счете ничем не отличалась от стремлений старых испанских завоевателей. В город ворвалась новая жизнь, и имя Серебряной горы снова разнеслось по свету.

Когда-то судьба горы была связана с судьбой испанского трона. Теперь ее жизненные соки переливаются в другие, но опять-таки далекие страны. Боливийские же индейцы, составляющие 85 процентов населения этой страны, живут в настоящее время хуже, чем до прихода Хуана де Вильяроэля.