Добыча серебра и олова. Нижний рудник.

Ледяной ветер поднял тучи пыли, и она закрыла вид на долину. Мы стояли на площадке на склоне горы Потоси на высоте 4600 метров над уровнем моря перед входом в главную штольню рудника «Каракол». Здесь обстановка была другая, чем на «образцовом» руднике в нижней части горы. Нет и в помине оштукатуренных административных зданий, раздевалок и душевых для посетителей, не видно и рудничных автобусов для ответственных служащих, живущих внизу, в городе.

Сюда, к «Караколу», ведут только протоптанные горняками-индейцами тропинки и ужасная дорога для вездехода инженеров и хозяйственников.

На нижнем руднике не работает ни одной женщины. Зато здесь, как и на многих других не посещаемых туристами и журналистами рудниках, на наземных работах преобладают женщины. Они сидят на ледяном ветру на кучах породы, вывезенной их шахты, и разбивают крупные куски породы. Из нее они выбирают закоченелыми руками руду по кусочкам и от нее остатки пустой породы.

Женщины здесь работают потому, что они терпеливее мужчин, работают лучше, а главное — их труд дешевле. Хорошая работница зарабатывает на руднике «Каракол» пятнадцать боливиано в день, ровно три пятых минимального заработка мужчины. Работают они, конечно, сдельно.

Здесь трудятся только несколько мужчин. Они работают у ручных грохотов, так как для такой тяжелой работы у женщин не хватило бы физических сил. Тут индейцы за двадцать пять боливиано в день работают с помощью таких же примитивных орудий, как и потосийские рабы четыреста лет тому назад. Они отделяют легкую пустую породу от более тяжелой оловянной руды. Рабочей частью сортировочной машины является толсто бревно, опирающееся на кол, как весы. На его коротком и более толстом конце висит мелкая массивная кадка с решетчатым дном. Рабочий насыпает в нее нерассортированную породу, размельченную женщинами, и погружает ее в большую кадку, закопанную в землю и наполненную водой. В течение нескольких минут он встряхивает деревянное решето в воде, наваливаясь всем телом на длинный конец рычага. В воде легкая порода поднимается вверх, а руда оседает на дно.

И в рудниках, расположенных значительно ниже, такая работа была бы изнурительной, а на высоте Монблана, в разреженном воздухе и на ледяном ветру, это просто каторга. Она приводит к одному результату — через несколько месяцев работы человек обессиливает и его здоровье подрывается навсегда.