Столица на Ла-Плате. Путь в Буэнос-Айрес.

Рано утром наш пароход вошел в Ла-Плату, громадный залив, образованный слиянием двух больших рек Южной Америки — Параны и Уругвая. Далеко в океан несут они массы пресной воды, смешанной с песком и илом.

На поверхности мутного залива легкий, прохладный ветерок поднимал небольшую рябь. Белоснежные чайки, косо взмахивая крыльями, с криками проносились над нами. Мимо проплывали обломки ящиков, большие ветки.

Мы шли по Ла-Плате в течение нескольких часов, но берегов все еще не было видно. Залив так широк, что скорее Напоминает море. Потому-то испанский мореплаватель Солис, первый из европейцев попавший сюда, и назвал Ла-Плату «Мар Дульсе» — «Пресное море».

Длина залива равна 275 километров, а площадь его водной поверхности составляет 35 тысяч квадратных километров. На водный режим залива большое влияние оказывают ветры, морские приливы и отливы и тропические ливни, которые выпадают в верховьях рек Параны и Уругвая. При юго-западных ветрах, называемых «памперо», уровень воды у южного берега понижается почти на метр, а у северного — уругвайского — на столько же повышается.

Ла-Плата вместе с реками Параной и Уругваем — важные судоходные артерии Аргентины. Глубина Ла-Платы не превышает шести метров.

Берега низменные, болотистые, поросшие камышом и густыми зарослями ивняка.

Дно изобилует отмелями и перекатами. Реки выносят в Ла-Плату ежегодно до 60 миллионов кубических метров ила, засоряющего залив. Поэтому для прохода морских судов в Буэнос-Айрес и выше, по рекам Паране и Уругваю, по дну этих рек прорыты специальные каналы, которые постоянно расчищаются.

По обозначенному бакенами каналу проходил и наш пароход. С левой стороны уже можно было различить берег, а несколько дальше — черную, висящую над одним и тем .же местом густую шапку дыма.

Через некоторое время под этой шапкой начали обрисовываться очертания большого портового и промышленного города. Движение по реке заметно оживилось. Навстречу стали чаще попадаться океанские пароходы, катера, буксиры, парусные лодки рыбаков. По мере приближения, к порту вода становилась все более грязной. Казалось, что пароход движется не по воде, а по густой, бурой жиже, покрытой радужными разводами нефти, масла и мазута.

Пароход подошел к пристани большого порта.