Буэнос-Айрес. Особенности городской жизни.

Буэнос-Айрес в основном сохранил в своей планировке старую испанскую систему квадратных кварталов. Пересекающиеся под прямым углом необычайно длинные улицы образуют как бы гигантскую шахматную доску.

В самом центре Буэнос-Айреса находится площадь — Пласа де-Майо. Почти от самой площади на юго-запад идет основная магистраль, столицы — Авенида-Ривадавия.

Магистраль эта почти с геометрической точностью делит город пополам. За пределами столицы она продолжается и тянется в общем на протяжении 20 километров. «Это одна из самых длинных улиц в мире»,— говорят о ней аргентинцы. За городом Авенида-Ривада-вия застроена с обеих сторон коттеджами и небольшими дачками.

В центральной — деловой — части столицы, на нескольких узких уличках расположены банки, редакции газет, различные клубы, магазины, универмаги. Стены домов и витрины магазинов покрыты рекламами, назойливо расхваливающими разнообразные товары.

Здесь всегда шумно, даже глубокой ночью. Движение транспорта на большинстве тесных улиц одностороннее.

Поражает пестрота построек. В одном и том же квартале можно увидеть и тесно прижавшиеся друг к другу старенькие одноэтажные домики, построенные более столетия назад, и модернизированные, однообразные, угрюмые коробки современных многоэтажных домов.

В Буэнос-Айресе процветает бешеная спекуляция земельными участками. В пригородах столицы гектар земли, стоившей 25 — 30 лет назад 2000 песо, сейчас спекулянты продают мелкими участками по миллиону песо за гектар. В центре же города цена достигает несколько десятков тысяч песо за один квадратный метр. Многие крупные состояния в Аргентине нажиты именно на спекуляции земельными участками, приобретенными раньше почти за бесценок.

Острый жилищный кризис вызывает постоянный рост квартирной платы.

Нам пришлось побывать в южной и западной частях города — промышленных районах столицы. Через них протекает небольшая, загрязненная отбросами и сточными водами скотобоен, химических, кожевенных и других предприятий, зловонная речушка Риачуэло. По обе ее стороны расположены рабочие кварталы, ряды приземистых построек из гофрированного железа или досок, шалашей, землянок. Вокруг — никакой растительности. Нет ни канализации, ни водопровода. Рядом с рабочими кварталами находятся большие заболоченные пустыри, зачастую превращенные в городские свалки. Жители непосредственно прилегающих к ним кварталов, стараясь как-нибудь избавиться от невыносимого зловония, распространяемого свалками, сжигают кучи мусора.

Пыльные и грязные улицы, дым и копоть фабрик и заводов, вонь помоек,— таковы бедные кварталы и пригороды аргентинской столицы. Здесь, в трущобах, в страшной тесноте и крайне антисанитарных условиях, в клетушках без окон, живет почти 80 процентов населения столицы. Но и за такую площадь беднота вынуждена платить домохозяевам от 20 до 40 процентов своего нищенского заработка.

Неблагоприятное впечатление производит городской транспорт.

Трамвайный парк, выкупленный правительством у английских компаний, очень сильно изношен. По улицам с грохотом проползают небольшие трамвайные вагончики. Они битком набиты. В любое время дня люди гроздьями висят на подножках переполненных вагонов. Лишь в 1950 году в столице были пущены первые троллейбусы.

Есть в Буэнос-Айресе и метро. Его пять линий, не связанных между собой, расходятся от центра города к окраинам. Станции метро в Буэнос-Айресе проложены на небольшой глубине. Своды низки. Здесь тесно и душно. Стены всех подземных вестибюлей одинаково облицованы серым кафелем и до самых потолков заклеены всевозможными рекламами. Платформы грязны. Павильонов нет, и в метро спускаются по лестнице прямо с тротуаров.

В январский день, когда улицы города залиты ослепительно ярким солнечным светом, температура воздуха достигает 40°. К этому добавляется непомерная влажность воздуха. С листьев деревьев капает вода, не успевающая испариться. Мостовые и тротуары мокры, как после дождя. Деревья и кусты издают пряный аромат. Ветра совсем нет.

В полдень жизнь в городе замирает. В эти часы все окна домов зашторены или закрыты ставнями и жалюзи. Работа в учреждениях прекращается на несколько часов.

К ночи духота, становится еще изнурительнее, совершенно не чувствуется освежающей вечерней прохлады.

В летние месяцы часты тропические грозы с ураганными ветрами, сильными ливнями и ослепительными вспышками молний. Иногда грозы длятся всю ночь, причиняя большой ущерб населению и городскому хозяйству. Потоки воды заливают рабочие жилища, расположенные на низменных местах, размывают тротуары.

Ураганы в Буэнос-Айресе вырывают с корнем и ломают деревья, телеграфные столбы. Нередко полностью приостанавливается уличное движение.

В зимние месяцы (июнь — август) температура понижается до 10 — 15° тепла, а иногда (по ночам) и до нуля. Мороз в 2 — 3°, что бывает крайне редко, — уже настоящее бедствие для бедноты. Это и не удивительно, так как многие большинство из них живут в неотапливаемых шалашах и землянках.

Когда дует «памперо», сильный юго-западный ветер, то в Буэнос-Айрес несутся облака пыли, которая покрывает тонким слоем строения, растительность. Это результат эрозии почвы, вызванной неправильными севооборотами, запущенной системой мелиорации и полным отсутствием древесных насаждений вокруг города.