Природа Огненной Земли

При взгляде на густые леса Огненной Земли сам собой возникает вопрос, чем объяснить то обстоятельство, что под столь высокими широтами является такое обилие вечнозеленых растении, которые обыкновенно предпочитают тепло и во всяком случае очень чувствительны к переменам температуры? Это зависит от влажности климата этих стран. Огненная Земля, расположенная между двумя океанами, посредством своих гор отнимает у ветров почти всю влагу, которой они насыщены. Обилие и равномерность осадков умеряют разницу между временами года. В то время как лето очень свежо и термометр в течение дня понижается иногда до 4 —5°, зима соответственно очень умеренна, термометр редко опускается ниже — 7 и — 8°, обыкновенно же держится на отметке в 3 — 4°С.

Этот климат, конечно, нельзя назвать приятным, скорее его можно отнести к числу климатов суровых, но он постоянен и не подвержен тем колебаниям температуры, которыми отличаются страны той же или более низкой широты в северном полушарии. Это постоянство и относительная умеренность температуры объясняют нам то, что косточковые плоды не вызревают здесь, в то время как вечнозеленые деревья растут прекрасно. Первые нуждаются во время двух-трех летних месяцев в сухой погоде и в. известном количестве тепла, хотя нечувствительны к суровой зиме, потому что в течение ее замирает их жизнь, в то время как вторые, вечнозеленые, по природе своей требуют равномерной температуры и постоянной влажности.

Предпримем небольшую экскурсию, чтобы с большей точностью узнать природу страны. Только несколько шагов — и уже началась непроходимая лесная чаща. И сколько трудности, сколько препятствий представляет путь в этих девственных: лесах.

Здесь нет никаких тропинок, потому что индейцы Огненной Земли сообщаются между собой, плавая по проливам в своих легких кану. Если попадаются дорожки, то они протоптаны гуанако, который ходит на водопой обычно по одному и тому же пути и оставляет на нем следы своих ног. Однако эти тропинки не самые лучшие и не кратчайшие, и осторожный путешественник отыскивает себе дорогу, выбирая менее густые места леса. Приходится идти медленно и с трудом, потому что ветви бьют в лица и раздирают платье. В особенности заросли калафата своими шипами представляют непроходимую преграду. Бесполезно их раздвигать и искать прохода. С расцарапанным телом и изорванным платьем отказываешься от этой мысли.

Часто встречаются стволы упавших деревьев, загораживающие дорогу. Деревья в этих влажных лесах, кончив свой век, крепко держатся в земле своими источенными червями корнями и подолгу стоят, склонив вершину. Каждые сто или двести лет лес возобновляется сам собой. Эти мертвые деревья составляют характерную черту, которую невольно запоминаешь во время трудного пути через лес. Остается неизгладимое впечатление при виде контраста между свежей, веселой зеленью молодых порослей и этими трупами когда-то величественных патриархов леса.

Погибшие деревья редко встречаются в одиночку. Они по большей части нагромождены одно на другое колоссальными баррикадами. Со всех сторон видишь картину разрушения, смерти. Будто дыхание чудовищного урагана пронеслось здесь, или будто это место битвы титанов. Как стволы мертвых деревьев, так и те, в которых сохранилась еще жизнь, покрыты густой зеленью мхов и папоротников. Изобилие этих растений ясно показывает, как велика влажность в этих мрачных лесах.

Как в каждом густом и влажном, лесу, здесь уменьшается число травянистых растений, которые нуждаются в свете и тепле. Лишь изредка встречается хорошенькая орхидея с белыми цветами, испещренными розовыми точками. Там и сям виднеются желтые фиалки и низенькое растение из семейства розоцветных с круглыми листьями и ползучим стволом, у которого между листьями спрятаны очень вкусные ягоды, по вкусу и запаху похожие на малину.

Какое невозмутимое спокойствие царствует в этих лесах. Не слышно ни пения птиц, ни жужжания насекомых. Вы никого не встречаете. Очень редко пролетят с резким криком попугаи, да утка подымется с водопоя, пронзительно крякая. Путешественника сопровождает только одна маленькая птичка (Oxyurus spinicauda Gmel) пепельно-серого цвета, которая целыми стаями перелетает с ветки на ветку, с несносным чиликанием, будто спрашивая: «кто ты? чего ищешь здесь?»

Антарктическая лисица — единственное хищное животное на Огненной Земле. Ягуар, пума, дикая кошка остались на континенте. Здесь также нет ни змей, ни ядовитых пауков, ни москитов, ни разных неприятных гадов, которые в изобилии встречаются в теплых странах.

Путешественник спешит поскорее выбраться из удушливой чащи леса, наверх, на вершины гор, в царство скал и вечных снегов, где воздух более чист, где дышишь полной грудью и где горизонт становится свободным и широким.

Недолго придется подниматься. Леса Огненной Земли уже кончаются на 500 метрах высоты над уровнем моря. По мере подъема почва становится более каменистой и более сухой. Скучные болота исчезают, но лес остается все таким же густым и представляет столько же трудностей для подъема. Когда случайно встретишь на горе полянку, куда проникают веселые и игривые лучи солнца, — отдохнешь немного и освежишь губы плодами невысокого кустарничка вороники, покрывающего полянки. И, наконец, побеждая последнее препятствие, пролагаешь себе дорогу через густейшие заросли карликового бука, которые составляют, так сказать, ограду царства лесов, отделяющую эти последние от «альпийской области». Наконец, взбираешься наверх, в «альпийскую область», где ничто не затрудняет дороги.

Тот, кто побывал в горах Старого Света и знает их альпийские луга, испытает разочарование, сравнивая с ними ту же область Огненной Земли. Здесь нет и следа тех цветущих пастбищ, тех свежих и сочных трав с миллионами цветов разной окраски, которые очаровывают путника на горах Швейцарии, Пиренеев или Кавказа. Здесь вместо них видишь везде низкий и тощий дерн, состоящий из мелких трав, из которых многие едва достигают сантиметра вышины. Это настоящая горная тундра.

На большей высоте исчезает и эта чахлая растительность, и на 800 — 900 метрах высоты над уровнем моря скалы едва прикрыты некоторыми мхами и лишайниками, разновидности которых так ограничены, что их можно пересчитать по пальцам. На высоте 1000 метров почти не встречается другого признака органической жизни, кроме одного лишайника черновато-зеленого цвета. Еще выше пойдут только обнаженные мрачные скалы, совершенно лишенные растительности.

На самой вершине горы остановимся и бросим последний взгляд на Огненную Землю. Со всех сторон в беспорядке виднеются скалы, частью покрытые пятнами снега. На соседней вершине, которая смело поднимается к небу, как белая пирамида, спускается в лощину внушительный ледник, оканчивающийся голубым озерком. Из него вытекает ручеек, который бежит по мягкой зелени долины, как серебряная змейка, и теряется, извиваясь в чаще леса. Еще ниже торжественно раскинулось лесное царство. Вдалеке за лесами другие острова, другие леса, новые горы, а еще дальше, за лабиринтом островов и каналов, ограничивает горизонт туманная лента —Тихий океан.