Черная звезда Ганы. Провозглашение свободы.

В ночь на 6 марта 1957 г. на обширной площади в Аккре собралось 90 тыс. человек. На Трибуне появились Кваме Нкрума, ныне премьер-министр, возглавлявший Народную партию Ганы, боровшуюся за независимость страны, и его ближайшие соратники. На головах у них были белые шапочки с буквами «PG». Это начальные буквы слов «Призов грэдюейт» — «человек, получивший тюремный диплом». Это были ветераны национальной борьбы, долго страдавшие в колониальные тюрьмах.

В темноте ночи оркестр впервые заиграл государственный гимн Ганы.

Все твои дети, о Гана,
С берегов, окаймленных пальмами,
И с широких северных равнин,
Из деревень и лесов, с гор и рудников,—
Все они поют: «Свобода навсегда, навечно!»

Взволнованный Нкрума воскликнул:

Наконец-то завершена наша битва. И Гана, наша любимая родина, свободна навсегда.

Ликующие крики многотысячной толпы были ответом на эти слова, в лучах восходящего солнца реяли флаги республики: на фоне красной, жёлтой и зелёной полос темнела большая пятиконечная чёрная звезда. Чёрная звезда — это символ пробуждающейся Африки, эмблема борьбы за свободу и независимость африканских народов.

Народ Ганы сделал ещё только первые шаги по пути развития национального хозяйства. В стране по существу нет ещё промышленности, если не считать рудников и шахт, где иностранные компании добывают полезные ископаемые — золото, алмазы, марганец, бокситы. Из Европы в Гану пароходы везут мясо, муку, чай, масло, яйца, рис, сахар, везут цемент, бумагу, металл и другие товары. Правительство намечает построить в ближайшее время цементный и сахарный заводы, бумажную фабрику и мельницу.

Около двух миллионов гектаров земли занято в Гане под культурой какао. Вывозится свыше 200 тыс. т бобов какао; средства, вырученные от продажи какао, составляют больше 60% всех государственных доходов. Эти доходы позволяют стране строить новые фабрики, школы, больницы, дома.

Я спросил одного из ганских экономистов:

Почему бы вам не производить в Гане шоколад и готовый порошок какао и не продавать за границей?

Это почти невозможно, — ответил он. Шоколадные монополии не допустят нас на мировой рынок. Достаточно им чуть снизить цены, чтобы мы потерпели банкротство.

Такова жестокая действительность современного мирового рынка.