Восхождение на Килиманджаро. Скелет леопарда в кратере Кибо.

В то время как двое из состава группы, утомлённые и обессиленные, перед полуднем направились в обратный путь к лагерю, двое оставшихся с проводником Самбонангой начали спуск в кратер. Ветер немного стих, а когда мы спустились на несколько десятков метров в глубь кратера, он прекратился совсем.

Гигантская ледяная стена вздымалась с левой стороны и сверкала в лучах солнца. Лазурная синь неба была совершенно чиста; только вокруг Кибо плыли серебристые облака, разбиваясь о его грани. Под ногами в глубине кратера открывалась удивительная картина. Над гладью чудесного овального озерка выступали два высоких ледяных пилона. Ледяная поверхность озерка дала трещины, осколки льда рассыпались по всей поверхности, а в кусочке очистившегося водного зеркала отражались причудливые ледяные сталактиты и сталагмиты.

Стены искрились изумрудами, а порой своей бирюзовой синевой напоминали альпийские озёра. Около часу дня мы стояли на дне большого кратера, образующего широкую террасу по внутренней окружности вершины. Обрамлённый со всех сторон мощными каскадами льда, кратер напоминал замёрзший водопад. Непрерывный венец льда тянулся по северному краю в виде огромного, многоэтажного органа. Серебряные трубы сталактитов, казавшиеся бесконечными, вытягивались одна над другой до высоты в двести метров и более. Капли кристально чистой ледяной воды стекали по сталактитам и вызывали желание приникнуть к ним губами, потрескавшимися от солнца и лихорадочного дыхания.

Неожиданно мы наткнулись на груду побелевших костей. Самбонанга, осмотрев внимательно череп и позвонки, заявил, что это кости леопарда. Он забрёл в кратер и, очевидно, не сумев выбраться из него, замёрз. Мы захватили с собой череп и несколько костей на память о кратере Кибо.