В Дербенском руднике. Добыча золота.

Мы находились в обширной пещере, освещённой электрическими лампами. Сбоку проходила узкая рельсовая колея, исчезающая в галереях. Вокруг было довольно тихо; трудно было себе представить, что в шахте сейчас находится 4 тыс. человек — дневная смена

В темноте тоннеля послышался грохот приближающихся вагонеток, затем возник мигающий свет шахтёрских лампочек, и вдруг показался сам поезд. Он состоял из маленьких вагонеток, нагруженных рудой. Каждую из них толкало по двое рабочих. Это были большей частью молодые парни, обнажённые до пояса. Тела их лоснились от пота, и на чёрных лицах сверкали белки глаз. Воздух был жарким и влажным, как в оранжерее. Мне делалось не по себе ют духоты. Хотя в шахте имелись вентиляторы и, стоя под одним из них, можно было дышать довольно свободно, но достаточно было сделать несколько шагов в сторону, и жара снова наваливалась на вас влажным, липким одеялом. Мой комбинезон уже насквозь пропитался не то потом, не то влагой, сгустившейся из воздуха.

Под ногами хлюпало, между рельсами стояли лужи, вода капала с потолка и стекала со стен, не очень основательно креплённых.

Кап-кап-кап — слышалось повсюду. Я спросил нашего гида, каким образом они избавляются от воды: поблизости не было никаких признаков осушительных помп. «Мы её спускаем ниже и оттуда откачиваем».

Вагонетки остановились и начали разгружаться, как казалось мне, на пол тоннеля. Но это было не так: рабочие сбрасывали куски породы в спускной жёлоб, уходивший куда-то вниз. Я не мог понять, в чём дело, пока мне не объяснили, что вагонетки, которые будут подняты на поверхность, находятся ниже и руда сбрасывается прямо в них.

Мы двинулись вперёд по довольно широкому тоннелю. Ничто не напоминало о том, что здесь добывали золото, ничего нельзя было различить, кроме стен, с которых капала вода. Тоннель всё время заворачивал то вправо, то влево. Наконец, он вышел в другую пещеру.

Здесь мы нагнали основную группу посетителей. Они забирались во что-то, поразительно похожее на маленькую плоскодонную лодку, почти поставленную на нос. — Это спуск,— объяснил наш гид.

Ствол шахты шёл под прямым углом, и железные лодки скатывались вниз по рельсам, проложенным в стволе.

Чтобы вместить нашу группу в 30 человек, понадобились три лодки. Спустившись со страшной скоростью вниз, мы очутились в новой пещере, похожей на другие, но расположенной на тысячу футов (300 м) ближе к центру Земли и на шесть тысяч футов (1800 м) ниже земной поверхности — как раз на уровне моря. Всё было такое же, но воздух ещё жарче и влажнее.

Затем мы побрели дальше, в другой, меньший и основательнее укреплённый туннель, где не было ни рельсов, ни вагонеток. Со всех сторон сочилась вода, кое-где она стояла неподвижными чёрными кругами, огороженными деревянными перилами, — это были заброшенные воронки неведомой глубины.

Молчаливый туннель казался нам пустынным, пока не послышался 'Приглушённый звук пневматического сверла. И внезапно, повернув за угол, мы натолкнулись на рабочих. Они находились в узкой нише, вырубленной в стенке туннеля. Шахтёр со сверлом работал в углублении потолка; он стоял на камне, и только ноги его были видны нам. Другой находился рядом, с тяжёлым воздушным шлангом в руках. Я решил было, что они высверливают золото. Но это была ошибка: просто высверливался ещё один соединительный ход в другой туннель.

Мы вошли в просторную камеру, вырубленную в скале. И здесь, наконец, мы увидели с десяток рабочих, вооружённых кирками и лопатами; каждый их шаг сторожили надсмотрщики.

На грудах мусора и камнях, разбросанных по земле, сидели экскурсанты и напряжённо смотрели на противоположную стену — или на какую-то полоску в скале, освещённую фонариком гида, но вначале едва отличимую от остальной поверхности. Однако скоро я увидел, что она другого цвета, скорей зеленоватого.

Жила, которая содержала золото, была не шире моей руки, а в некоторых местах и уже. Казалось неправдоподобным, что кто-либо может найти её, а найдя идти за ней следом сквозь толщу земли. Это всё равно, что следить за микроскопической веной, проходящей через тушу слона.

— Вот оно, — сказал проводник. — Вот за чем мы охотимся. И нам приходится передвинуть порядочное количество камней, чтобы добраться до него.

Когда после быстрого подъёма мы выбрались ив лифта, солнце ярко сияло среди плывущих облаков, и день был таким же прекрасным и тёплым, каким мы его оставили. Я проверил время. Мы пробыли под землёй три часа.