В Кейптауне. Впечатления от пребывания в Южной Африке.

В марте закончился промысловый сезон 1950 г. Мечта о доме, о родных и близких владела любым из нас до такой степени, что никакие трудности не могли поставить нас в тупик.

«Ревущие сороковые» широты были пройдены флотилией на редкость благополучно.

К Кейптауну подошли 1 апрели и отшвартовались у стенки набережной.

Совсем рядом возвышались две знаменитые горы: Столовая и Львиная голова. По характеру облаков над этими горами почти безошибочно предсказывают погоду. Когда город Кейптаун назывался ещё Капштадтом, его посетил знаменитый русский писатель И. А. Гончаров. В своей замечательной книге Фрегат «Паллада» он пишет:

Только что мы вошли в улицу, кто-то сказал: «Посмотрите Столовую гору». Все оглянулись и остановились в изумлении: половины горы не было. Небольшое облачко разрослось, пока мы шли садами, и густым слоем, точно снегом, покрыло плотно и непроницаемо всю вершину и спускалось по бокам ровно: это стол накрывался скатертью.

Я ждал, не будет ли бури, тех стремительных ветров, которые наводят ужас на стоящие на рейде суда; но жители капштадские говорят, что этого не бывает. Столовая гора может вся закутаться в саван, они не боятся. Беда, когда «Лев накинет чепчик». Я после сам имел случай проверить это собственным наблюдением».

Нам предстоял выход в город. Самыми почётными из нас в эти дни были владельцы электроутюгов и лица, искушённые в парикмахерском искусстве.

И вот мы в городе. В порту нас ждали машины владельцев магазинов. Они хорошо знали, что могут неплохо заработать, заполучив таких богатых покупателей, коими мы являлись. Кейптаунские газеты под широковещательными заголовками помещали статьи о великом бизнесе, который ожидает южноафриканских торгашей в связи с приходом советской флотилии.

И этому можно было поверить. Стоило зайти в два-три магазина, чтобы получить полное представление о причинах этой шумихи. Никто ничего не покупает. Денег ни у кого нет. Инженеры экономят на бутербродах, чтобы отложить что-нибудь на чёрный день. Кстати об этом «отложить». Ни один служащий или рабочий не может надеяться на то, что в случае постоянной или временной нетрудоспособности, он получит от хозяина какое-то пособие. Положение поистине оказывается ужасным, если судьба прикуёт работника к постели, особенно если он обременён семейством.

Каково же приходится цветному населению, которое выполняет самую грязную и тяжёлую работу и получает вознаграждение за тот же труд раза в три-четыре меньшее в сравнении с белыми. В существовании такого разделения на чёрных и белых можно было воочию убедиться, проведя хотя бы час в городе. В кино, на почте, в барах и прочих общественных местах — всюду можно обнаружить надписи «Только для белых» или «Не для цветных» и т. п.

Такой надписью заканчивались обычно широковещательные рекламы кинофильмов типа «Бандит из Фриско», «Семь убийств» и др.

Незадолго до нашего прибытия правительство издало закон, воспрещающий африканцам-батракам покидать своих хозяев, богатых помещиков-плантаторов.

Те из них, которые появляются в городах, считаются «беглыми» и возвращаются по этапу на место прежней работы. До выяснения их держат ва колючей .проволокой в лагерях типа концентрационных на кукурузной похлебке, используя даровую рабочую силу на тяжёлых работах. В этих лагерях содержатся, конечно, не только «беглые», но и прочие, скитающиеся в поисках куска хлеба.

Кейптаун имеет большое экономическое значение, как порт-убежище и база для снабжения многочисленных китобойных судов. Перед уходом на промысел суда забирают в Кейптауне огромное количество воды, горючего, муки, мяса, рыбы, яиц, масла, сметаны, капусты, картофеля, помидоров, апельсинов, лимонов, яблок и т. п.

Город небольшой. Он занимает узкую полосу берега между крутыми склонами гор и морем. Однако он считается в Южной Африке вторым по величине. Первое место занимает Претория — столица Южно-Африканского Союза.

При подходе к Кейптауну заметно выделяется большое здание электростанции, трубы которой извергают огромное количество чёрного дыма. Это не так бросалось бы в глаза, если бы электростанция не была расположена почти в самом центре города.

Улицы удивительно узки и почти не озеленены. Хорош парк, где собраны главным образом представители африканской и европейской флоры. Своеобразное впечатление производят здесь в Африке наши землячки — хорошенькие рыженькие белки, прыгающие по деревьям и без всякого страха приближающиеся к гуляющим, если у последних есть орехи для угощения. Парк хорошо посещается. Это единственное место, где можно отдохнуть среди «зелёного шума» от сутолоки, пыли и той удушливой атмосферы, которая создаётся в улицах-ущельях многочисленными автомобилями.

Большое удовольствие для новичка посетить местный рынок, полюбоваться африканской экзотикой, вроде яиц страуса.

Мы поспорили, сколько человек можно накормить яичницей из одного яйца, и решили, что не меньше пяти, при хорошем аппетите, так как объём яйца никак не менее литра. На рынке можно увидеть местные породы рыб, напоминающих треску и сельдь северного полушария, только значительно больших размеров. Хороши омары, по форме тела похожие на наших раков. Здесь круглый год красные помидоры, свежие яблоки, все виды цитрусовых, много ананасов. Можно встретить и кокосовые орехи. Но ананасы и кокосовые орехи привозятся из северных районов с более тёплым и влажным климатом, они не растут на крайнем юге Африки.