Открытие норманнами северо-восточного побережья Северной Америки.

Через несколько лет после основания новой колонии в Гренландии исландский корабль, направлявшийся в Гренландию, сбился в тумане с пути. После многодневного плавания в неизвестном направлении моряки увидели наконец холмистую страну, покрытую густым лесом. Они повернули тогда на север и с попутным ветром через 10 дней достигли Гренландии.

Рассказы об этом плавании к лесной стране привлекли внимание Лейфа Счастливого, сына Эрика Рыжего. Леса в Гренландии совсем не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Около 1000 года Лейф отплыл к югу и после долгого пути открыл безлюдную землю, покрытую, огромными плоскими камнями. Лейф назвал её Хеллуланд (Каменистая страна). Это был, вероятно, северный берег острова Ньюфаундленд, расположенного в 1200 километрах к юго-западу от гренландской колонии, или восточный берег полуострова Лабрадор.

Продолжая плыть к югу, Лейф через несколько Дней увидел берег, покрытый густым лесом, и назвал страну Маркланд (Лесная страна). А ещё через два дня пути его корабль бросил якорь в устье реки, на берегах которой в изобилии рос дикий виноград. И Лейф назвал эту страну Винланд (Страна вина). Почти все историки в настоящее время признают, что это был северо-восточный берег Америки. Норманны построили здесь деревянные избы, в которых перезимовали, а весной вернулись с грузом леса в Гренландию.

После этого гренландские колонисты в течение нескольких лет плавали к Винланду и зимовали там. Они встречали в этой стране индейцев (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого индейцы очень боялись, в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота.

Колонисты начали торговлю с местным населением, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Индейцы были вооружены пращами, каменными топорами и луками со стрелами. Норманны, владевшие железным оружием, были гораздо лучше вооружены, но на стороне индейцев был огромный численный перевес. Первые колонисты вынуждены были покинуть эту привлекательную страну. Постоянной европейской колонии в Винланде так и не удалось основать.

Нормандские посёлки в Гренландии существовали около 400 лет. Они были расположены на юго-западном берегу Гренландии, между 60 и 65° северной широты В XIII веке, когда колония достигла наибольшего расцвета, на этом берегу было 280 посёлков, правда, очень небольших.

Нуждаясь в хлебе, лесе и железных изделиях, колонисты вынуждены были поддерживать постоянную связь с Исландией. В обмен на необходимые им товары колонисты отправляли через Исландию в Европу меха, шкуры морских зверей, моржовые клыки, китовый ус и другие продукты зверобойного промысла.

Пока Исландия была независима, гренландская колония развивалась. В XIII веке европейское население Гренландии достигало (по разным исчислениям) от 3 до 6 тысяч человек. Колонисты начали посещать и восточный, наименее доступный берег Гренландии.

После присоединения Исландии к Норвегии положение колонистов резко ухудшилось, они часто терпели недостаток в самом необходимом, так как исландские корабли всё реже посещали их.

Безвыходным стало положение гренландских колонистов в конце XIV века, когда и Норвегия потеряла самостоятельность и подчинилась Дании. Датские короли объявили монополию на торговлю с северо-западными островами. Они поддерживали постоянную связь с Фарерскими островами и Исландией, но в отдалённую Гренландию разрешали отправлять из Дании ежегодно всего лишь по одному кораблю, который часто не доходил до острова. Исландцам же запрещено было плавать в Гренландию.

В конце концов Гренландия была совершенно заброшена. Не имея леса и железа, колонисты не могли строить новые и ремонтировать старые суда. Без хлеба они стали болеть и вырождаться. Большая часть колонистов вымерла, остальные смешались с местными эскимосами.

Нормандские открытия в северо-западной части Атлантического океана были показаны на дошедшей до нас карте датчанина Клавдия Клауссена Сварта (1427 год).

Замечательно, что на этой карте Гренландия показана там как часть Европы. Несомненно, что и остальные земли, открытые норманнами южнее Гренландии, рассматривались как европейские острова, а не как берега «Нового Света». Представление о новом западном материке, неизвестном даже «древним», не могло возникнуть до эпохи великих открытий.

Плавания А. Лейфа Счастливого и его современников никогда не были окончательно забыты в самой Исландии и, по-видимому, в Норвегии и Дании. Но им в XI — XV веках не придавали особенного значения. Гренландия, Хеллуланд, Маркланд, Винланд в глазах как норманнов XI века, так и норвежцев и датчан XV века были европейскими странами с привычными для северных европейцев природными условиями.